Иностранные инвестиции путевка в третий мир

Иностранные инвестиции  путевка в третий мир

дним из более выносливых и живучих легенд постсоветской Украины приходит миф о том, что она призвана войти в число более развитых глобальных держав. Сиим тезисом, как будто морковкой перед мордой наивного осла, потрясали все правительства и президенты, начиная с 1991 года. А сегодняшний глава страны, идя к власти, даже пообещал в собственной предвыборной програмке, что сегодняшнее поколение украинцев спустя 20 лет увидит это воочию. Мысль прижилась, и вместе с несчастной евроинтеграцией стала чем-то вроде гражданской религии украинского страны.

Длительное пора она соединяла в некоторое химерическое национальное целое как стремительно обогащавшиеся за счет разграбления сделанного в русское пора промышленного и научного потенциала элиты, так и стремительно нищавшие по той же самой причине массы. Лишь самые отъявленные политические маргиналы задавались логичным вопросцем каким, фактически, образом деиндустриализация, ликвидация базовой науки, деградацияинфраструктуры и образования, архаизация публичных отношений и соц практик, вместе с расползающимся сходственно раковой опухоли религиозным мракобесием, приближают нас к вожделенному пт направления. Пока граждане независимой Украины желали о первом мире, ее элиты близкими настоящими деяниями удачно загоняли страну в мир 3-ий, отсекая любые способности свернуть с предначертанного в годы поздней перестройки курса. Сейчас теснее можнож констатировать, что этот пугающий процесс стал необратимым.

Желая, как ни удивительно, это не поубавило пафосных дискуссий о национальном прорыве. Ежели суммировать все что молвят нам с трибун парламента и научных конференций, с экранов телека и страничек газет апологеты встраивания Украины в мировую капиталистическую порядок (в качестве зависимой и отсталой периферии), мы заработаем набор из пары тезисов. 1-ое. Главная причина нашей технологической и социальной отсталости это неимение структурных реформ в экономике, тот или другой облегчили бы встраивание страны в мировой рынок сечения труда.

В переводе с птичьего языка на людскую речь это значит, что наша экономика, невзирая на 20 лет целенаправленного ее разрушения, все еще в целом ориентирована на достижение цельнее и задач, обусловленных необходимостью обеспечения жизненных потребностей людей. А также, для поддержания кооперационных касательств снутри трудной сверхтехнологичной порядка планового производства, жившей в бывшие эпохи. Естественно, целые отрасли экономики оказались излишними в критериях базара. В главную очередь, оставило под ножик фактически все, связанное с космосом, самолетостроением, тепловозостроением, приборостроением и т.

д. Личным авиакомпаниям дешевле и выгоднее закупать по лизингу списанные Боинги, ежели вкладывать средства в разработку российских моделей. Ничтожное существование российского КБ Антонов и завода Авиант наилучшее тому доказательство. Никому не надо этакое число тепловозов, тот или другой издавал каждый месяц Лугансктепловоз в русские эпохи ведь потребности украинской стальной дороги дешевле обеспечивать заказами в Корее.

Конкретно потому, сейчас на луганском флагмане занято не 38 тыщи человек, как в былые эпохи, а чуть ли 6 тыщ. Но принципиально осознать, что ликвидирование этих отраслей только в маленькой ступени итог злобной воли отдельных чиновных лиц, а в большей мере искреннее следствие избранного курса развития страны. Ликвидирование высокотехнического производства разумно влечет за собой ликвидацию балласта в облике базовой науки. Для локальных нужд компаний, интегрированных в глобальную производственную цепочку и ставших подразделениями ТНК, полностью довольно прикладной науки.

Ведь все нужное от сырья до новейших тех. линий и программного обеспечения завозится из метрополии, по лицензиям и патентам, полученным у западных правообладателей. По этакому принципу действует и наша фармакологическая ветвь, превратившаяся в очевидный фасовочно-упаковочный цех для препаратов, производимых из импортного сырья по импортной же (за редкими исключениями) рецептуре. Все что остается это переводить наименования фармацевтических средств и инструкции к ним на милый сердечку российских патриотов украинский язык.

Эта логика быть может более наглядно проиллюстрирована на образце горьковатой судьбы российского автопромышленности. В наследство от СССР Украине достался завод, производивший именитые Запорожцы, ставшие позднее Тавриями. Можнож сколько угодно иронизировать насчет этих машин, но не достаточно кто у нас в стране знает, что они не только лишь воспользовались массовым спросом снутри страны, да и охотно покупались за рубежом так же, как и югославская легковушка Юго, тот или другой еще в 80-е годы имелась знаменита в США, где она обладала репутацию надежной и экономичной машинки. Но СССР развалился, на замену плановой экономике пришел рынок и вдруг выяснилось, что личному капиталу не нужна государственная марка кара.

Еще дешевле встроиться в порядок одной из водящих глобальных ТНК, на правах субподрядчика и вот теснее запорожский автогигант перевоплотился в очевидный сборочный цех для корейских машин. На очереди Форды. Страна периферии не может для себя дозволить свой кар. Можнож сколько угодно выдумывать о том, что мы иногда-нибудь завалим мировые рынки дешевенькими и высококачественными авто российского производства.

Но действительность такая, что мы необходимы этому миру только лишь как сборочный цех чужой продукции. Отсюда идет принципиальный решение. Встроиться в международное сечение произведения можнож только в том качестве, в тот или другой заинтересованы игроки мирового базара. Другими словами, или владея сырьем либо естественными ископаемыми, или предоставляя транснациональным корпорациям выгодные обстоятельства для размещения производства, выносимого за границы государств главного мира.

Оттуда где грызть развитое трудовое законодательство, действуют мощные профсоюзы, соблюдаются твердые нормы по охране окружающей среды туда, где этого итого нет. Тут мы подходим ко второму, и, пожалуй, основному тезису наших реформаторов. Он звучит так: украинская экономика неконкурентоспособна по большинству характеристик. И ввиду неимения средств на ее модернизацию у страны и у государственного личного капитала, единственным выходом и фактором, способным обеспечить стремительный рост готов стать лишь вербование иностранных инвестиций.

Очевидно, сами по для себя эти инвестиции не придут. Их нужно завлекать. И наши апологеты периферийного капитализма говорят: нужно сделать инвесторам симпатичные обстоятельства, необходимо облегчить украинское законодательство с тем, чтоб сделать его очень комфортным для межнациональных компаний, начиная от способностей вывоза капитала и его гарантий, заканчивая теснее упоминавшимися трудовым, природоохранным и налоговым законодательством. Идет речь о разработке особых, необыкновенных критерий ведения бизнеса для иностранных инвесторов хороших от тех, в тот или другой действуют компании госсектора либо даже большая часть представителей национального личного капитала.

Почти все украинцы искренне полагаются, что приход в нашу страну западных инвестиций принесет за собой улучшение их жизни. При всем этом, сладкоголосые сирены глобализма доставляют нам в качестве образца страны Западной Европы, где трудящиеся защищены законами, профсоюзами и обладают массу соц гарантий, даже и не снившихся гражданам Украины. Но кто произнес, что наша страна вдруг станет Францией либо Германией ежели ее участок в мировом сечении произведения находится меж Филиппинами и Гондурасом. Против, нам заслуживает поглядеть на опыт этих и остальных государств третьего мира, тот или другой ранее нас последовали благодаря чему пути до того как распахивать двери иностранным инвесторам, на всех комфортных для их критериях.

Практика же указывает, что результатом сходственного повышения конкурентоспособности останавливается никак не рост благосостояния аборигенного народонаселения, не увеличение стандартов жизни, а нечто искренне противоположное потогонная порядок произведения, сверхэксплуатация, практика заемного произведения, сужение трудовых прав тружеников и расширение возможностей администрации компаний, повсеместное пренебрежение нормами охраны произведения, запрет на творение и деятельность профсоюзов на предприятиях с иностранными инвестициями, внедрение технологий загрязняющих окружающую среду в погоне за удешевлением продукции. Вот тот джентльменский набор, провождающий приход иностранных инвесторов в хоть какой из уголков земного шара от мексиканских и гондурасских проплешин-макиладорес, до особых экономических зон на Филиппинах, фабрик Nike и Адидас во Вьетнаме и Индонезии и производств Walt Disney Company на Гаити. В эру глобализации и открытости базаров чуть ли не единственным доводом в борьбе за милость инвесторов останавливается густая стоимость рабочей множества. По ловкому замечанию Наоми Кляйн, в стремительно нищающих странах периферии правительства выставляют на аукцион близкие собственные народы, наперебой предлагая нижайшие ставки заработной платы и дозволяя, чтоб рабочим выплачивали младше настоящего ватерпаса стоимости жизни.

Ежели кто-то задумывается, что Гондурас и Бангладеш далековато а Украина приходит каким-то исключением из корпоративного верховодила, то он жестоко заблуждается. Ведь сами западные политики не забывают участка для иллюзий условно того, что конкретно приходит в их очах основным конкурентноспособным превосходством нашей страны. К образцу, засол Финляндии в Украине Кристер Миккелсон никак не смущаясь, констатировал во пора состоявшейся в прошлом году встречи с управлением Винницкой области, что конкретно доступная украинская раб сила готов стать предпосылкой для иностранных инвестиций. Засол выразил восхищение тем, что в стране умное население, а цена рабочей множества очень низкая.

Чтоб зарабатывать инвестиции, необходимо соперничать с иными странами и обстоятельства бизнеса обязаны иметься таковыми, чтоб их это заинтересовало, откровенничал финский чиновник. Сообразно предоставленным Госкомстата, наиболее 80% украинцев зарабатывают зарплату в масштабе 3000 грн. и младше другими словами, около 0 в месяц. Для сопоставления, вьетнамский либо камбоджийский рабочий зарабатывает на данный момент 60-120 баксов в месяц.

А сейчас догадайтесь, что обязано сделать украинское правительство, чтоб уверить западного инвестора вкладывать средства в Украину с ее прохладным климатом и необходимостью строить капитальные сооружения заместо обычных для тропиков сборных установок, тот или другой, передвигаются в иную точку планетки в процесс пары суток. Полностью разумеется, что борьба за иностранного инвестора в рамках мировой неолиберальной модели обернется для украинских рабочих убавлением зарплат, ухудшением критерий произведения, завышенным травматизмом и иными прелестями. Украинские политики и специалисты, тот или другой замалчивают о этом, суля нам райские кущи, некомпетентны либо же просто лгут. В качестве извинения схожей политики нам время от времени дают так именуемую теорию просачивания благ сверху вниз.

Сообразно ее положениям, иностранные инвестиции обязаны сделать в стране рабочие участка, народонаселение заработает стабильный заработок, а это повысит внутренний спрос результатом тот или другой останавливается значимый рост аборигенной экономики. Но опыт государств Юго-Восточной Азии и Латинской Америки показал явную ложность этих посулов. Зарплата на предприятиях ТНК в этих странах остается так густой, что рабочие растрачивают огромную ее количество на проживание и транспортные расходы. Того что остается, чуть хватает на макароны и рис с лотков, выстроившихся за воротами фабрик.

И это в наилучшем случае так как на Гаити труженики диснеевских фабрик обязаны кормиться лепешками из грязищи. Они не могут даже грезить о том, чтоб дозволить для себя брать на близкую зарплату производимые ними же продукты. Ужас утратить инвесторов принуждает власти накрывать глаза на соблюдение норм трудового законодательства пусть даже облегченного под запроса иностранных компаний. Права жителей нашей планеты, тот или другой гнут спины на инвесторов пренебрегают до таковой ступени, что они не постоянно могут себя прокормить.

О каком-или развитии страны не быть может даже речи. Наоми Кляйн упоминает пример маленького филиппинского города Розарио, тот или другой посчастливилось замерзнуть центром одной из свободных экономических зон. Розарио обладает самые высочайшие на Филиппинах характеристики инвестиций на душу народонаселения. Но у аборигенного бюджета нет средств даже на то, чтоб убирать в городке.

Дороги тут отвратительны, питьевой воды не хватает, улицы завалены мусором, промышленные отдаления отравляют атмосферу. По оценкам филиппинского правительства, только 30% из 207 размещенных в городе фабрик либо заводов выплачивают в казну желая бы какие-то налоги да и эти густые числа все подвергают сомнению. Процесс в том, что почти всем компаниям продлевают их налоговые каникулы. Либо же они заживают, чтоб открыться под новеньким заглавием, и поновой заработать близкие льготы.

Они сматывают удочки перед окончанием налоговых каникул и позже регистрируются как новенькая компания, чтоб не выплачивать налогов. Муниципалитету они не выплачивают совершенно ничего, так что мы на данный момент находимся в очень затруднительном положении, разговаривает мэр городка Хосе Рикафренте. Мы не можем предоставить людям даже самых простых услуг, каких они вправе от нас ждать. Нам нужна вода, необходимы дороги, мед сервис, образование.

Принципиально отметить, что этот филиппинский опыт не приходит исключением из корпоративных верховодил инвесторов. Более показателен пример Шри-Ланка, где вследствие долгих налоговых каникул городка в вольных экономических зонах не в состоянии обеспечить рабочих даже публичным транспортом. Дороги, по тот или другой они прогуливаются на службу и с службы, темны и небезопасны так как нет средств на их освещение. В Украине обожают ссылаться на неприхотливых и трудолюбивых китайских рабочих, противопоставляя их разбалованным и ленивым украинцам.

При всем этом, у нас замалчивают, что трудолюбивые китайцы в массе приходят объектами самой беспощадной эксплуатации, на тот или другой навряд ли согласиться украинский рабочий. Вольные экономические зоны Шанхая знамениты меркантильным жульничеством с зарплатой. К образцу, ежели германским и южноамериканским рабочим-текстильщикам выплачивают 10 и 18,5 бакса в час, то прожиточный минимум китайского рабочего, занятого в той же отрасли в фактор предкризисного экономического бума сочинял 87 центов США в час. Но проведенное в 1998 году исследование производства продуктов под всемирно знаменитыми марками в особенных экономических зонах Китая изобразило, что большая часть производителей огромнейших глобальных брендов выплачивало тогда рабочим по 13 центов.

Не правда ли, хорошее соотношение свойства и цены. Но возвратимся на берега Днепра. Опосля вступления в ВТО на критериях, очень безвыгодных для отечественной экономики Украина стала долею глобального базара, и владеет на данный момент только один-одинешенек потенциально симпатичным для наружных инвесторов превосходством: дешевенькой и все еще сравнимо интеллигентной рабочей насильно. Но, зависимая периферийная страна не может дозволить для себя этакую обременяющую бюджет роскошь, как оставшаяся в наследство от СССР порядок образования.

Чтоб привести ее в соответствие с нуждами экономики неоколониального вида в стране разворачивается на данный момент образовательная реформа. В сочетании с демографическим кризисом она приведет к невозможности воссоздавать высококвалифицированную раб силу в среднесрочной перспективе для Украины. Теснее на данный момент отдельные специалисты предсказывают ввоз рабочей множества из числа тех государств, где она имется в количественном излишке, а ее стоимость еще гуще, чем в Украине. А это безизбежно приведет к корпоративному понижению стоимости аборигенной рабочей множества: ведь работодатели будут ориентироваться не по верхнему, а по нижнему лимиту хотелок.

А новейший Трудовой Кодекс, улучшающий вкладывательный климат Украины, дозволит в особенности не церемониться с данной дешевый рабочей насильно. При этом, местная буржуазия будет солидарна в этом вопросце со близкими транснациональными коллегами. Нет никаких оснований считать, что сегодняшние буржуазные элиты Украины способны сгенерировать кандидатуру вышеописанному проекту интеграции в мировую политико-экономическую порядок. А означает, нас ожидает печальный в собственной предсказуемости процесс сползания в 3-ий мир, со целыми вытекающими последствиями для миллионов людей страны.

Точкой невозвращения станет введение полноценного базара мира и приход на этот рынок больших забугорных латифундистов что совсем оформит профиль Украины в международном сечении на долгие и длительные годы вперед.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.